Монотипии Владимира Вейса

В «Галерее Манекена» открылась новая выставка. Зрелище совершенно необычное. Описывать словами не берёмся, но народ, приходящий посмотреть радуется. Порадуйтесь и вы. 

Владимир Андреевич Вейс родился в 1960 году в Копейске. В 1986 году окончил Челябинское художественное училище. Работал художником-оформителем в Челябинском отделении художественного фонда РСФСР, в 1996 году вступил в молодежное объединение при Союзе художников РФ.

Член городского клуба художников «Феникс», Ассоциации художников российских немцев РФ, член Творческого объединения российских немцев (с 2010 г.).

В 1985 года и по настоящее время активно участвует в выставочной деятельности — в городских (Копейск, Челябинск, Миасс, Златоуст, Коркино, Южноуральск), областных и региональных выставках (Санкт-Петербург, Москва, Екатеринбург, Тобольск, Саратов, Ульяновск), за пределами РФ (Бад Херенальп-Шварцвальд) в рамках выставок и фестивалей искусств землячеств Германии.

Многочисленные работы Вейса в настоящее время находятся в частных коллекциях.

 

Ирина Вейс, искусствовед (фрагмент рецензии):

Творческий поиск Владимира Вейса – это стремление найти собственный авторский почерк, чтобы работы были не только интересными, но и узнаваемыми.

Наверное, это и является самой желанной мечтой каждого художника, найти собственную им изобретенную технику в искусстве. Но сама техника не является самоцелью, не менее важной остается проблема, что изображать, какой объект может стать источником вдохновенья.

 

Из Википедии:

Моноти́пия (от моно… и греч. τυπος — отпечаток) — вид печатной графики, изобретение которого приписывается итальянскому художнику и гравёру Джованни Кастильоне (1607—1665). Техника эстампа монотипией заключается в нанесении красок от руки на идеально гладкую поверхность печатной формы с последующим печатанием на станке; полученный на бумаге оттиск всегда бывает единственным, уникальным.

 

Работы В. Вейса лишь отчасти являются монотипиями, правильнее было бы определить их как «смешанная техника»: изначальное изображение получается по технике монотипии, но далее могут следовать многочисленные преобразования (не только «ручные» дорисовки, но и компьютерное коллажирование и т. п.).

То есть исходная «картинка» является лишь поводом для дальнейшего развертывания фантазии автора, «уплотнения образов» до состояния полноты-целостности — игры форм цветовых пятен, контрастов, намеков «на конкретику» и проч.

Как это часто бывает в современном изобразительном искусстве, зритель становится «соучастником» этой «игры» — гармонии и «оппозиций» цветов-красок, очертаний фигур, оттенков, фактур… И тогда именно такая «игра» становится ценным содержанием произведения — зритель становится как бы соавтором.

Соавтором чего? Произведения? Образа? «Содержания»?.. Но разве это для активной фантазии существенно? Может быть, соавтором самой «ИГРЫ»?